Kai the Cat
Ким Риона kimriona
Предыдущий пост Поделиться Следующий пост
Рассказ: Про эльфеечку [08]. Эльфеечка и Тождество
В предыдущих сериях:
Эльфеечка и барсук
Эльфеечка и море
Эльфеечка и гномы
Эльфеечка и ослик Йа-Йа
Эльфеечка и зима
Эльфеечка и Солнечный зайчик
Эльфеечка и Тыквоголовый




Эльфеечка и Тождество


Однажды в эльфеечном лесу наступило Тождество. Сказать по правде, никто точно не знал, что это такое, но на всякий случай все праздновали.

Серая Слякоть, прописавшаяся в лесу вместо Зимы, давала себе отдых от перемешивания земли с небом в кашу и просто валялась тут и там, щедро одаривая незадачливое зверьё праздничными красными носами, задорным кашлем и заразительным весельем. Зверьё в ответ хрипло, но с фантазией благодарило благодетельницу и признательно украшало её серость весёлыми пятнами солнечно-жёлтого.

Барсук-что-живёт-на-Дереве лепил снежки, вкладывая в них всю душу и немножко помёта, и с размаху дарил их гномикам. Гномики, хоть и жили теперь совсем рядом, на вершине соседнего дерева, передарить обратно снежки не могли — уж больно крошечными гномики были, да и безъежиная диета плохо сказывалась на силе и меткости их дружбы. Так что перемазанные подарками гномики ограничивались лишь устными поздравлениями и пожеланиями — конечно, не все были физически исполнимы, зато все без исключения были искренними и неплохо пополняли барсучий словарный запас.

Ослик Йа-Йа в празднично-красном латексе бродил по лесу, поздравляя всех встречных жестами. Те, кто всё же решался подойти к нему ближе и расстегнуть молнию на рту, удостоверялись, что жесты они поняли вполне правильно — хотя на словах Йа-Йа оказывался значительно конкретнее, какого, куда и сколько добра он всем желает и как много подарков сразу готов принять он сам, если раскрыть все молнии. К счастью для ослика и несчастью для случайных зрителей, эльфеечка на его пути не повстречалась, так что никто не попытался навсегда подарить ему его же самого.

Эльфеечка в это время была занята попыткой запрячь четырёх пельменей в сани. Не то чтобы ей приспичило покататься, но огромный и тяжёлый красный мешок с подарками, который ей практически добровольно подарил не менее огромный и тяжёлый красный бородач, на одну эльфеечку просто не помещался, при всём её нехитром волшебстве. Эльфеечка была уверена, что даже приди бородач в сознание и сумей высвободиться, он и в этом случае горячо одобрил бы передачу мешка в дар эльфеечке — но всё же считала нужным поторопиться. Ночь впереди не такая уж и длинная, а подарки ещё нужно развезти во множество мест! Ибо заначек по всему лесу у эльфеечки было немерено — ходили даже слухи, что в одной из эльфеечных заначек спрятан ещё один лес. С заначками.

Несмотря на эльфеечное волшебство, пельмени тянуть сани совершенно отказывались, да и упряжь с них постоянно соскальзывала. Эльфеечка даже задумалась, а правильно ли она бородача расслышала, когда он описывал ей своё диковинное средство передвижения. Может, стоило оставить тех четырёх оленей как были — мало ли, какие у бородача фетиши, а ей, эльфеечке, и олени бы в упряжке сгодились? С другой стороны, на пельменях она ещё и впрямь не каталась — а эльфеечка никогда не отказывалась попробовать что-то новое, особенно если запасы старого уже закончились. Гулять так гулять — Тождество же!

К слову, эльфеечка была единственной во всём лесу, кто знал, отчего Тождество зовётся именно так. Дело в том, что этот день был абсолютно тождественен всем прочим дням в эльфеечном лесу, совершенно никак не выделяясь и ничем не примечаясь — и однажды кое-кто вдруг решил, что это стоит отметить. Возможно даже, этим кое-кем была эльфеечка — но сама эльфеечка за это ручаться бы не стала. То первое Тождество оставило о себе у эльфеечки довольно обрывочные воспоминания — а за то, что всё-таки вспоминалось, брать на себя ответственность определённо не стоило. Не нашли — и славно.

А пельмени всё так же наотрез отказывались скакать и от удара поводьями лишь покрывались сметаной. Эльфеечка даже загрустила — ведь ей обещали, что сани будут мчаться по небу! Но грустить эльфеечка не любила, зато любила пельмени со сметаной — и к тому времени, как четвёртый скакун отправился в свой первый и последний успешный забег, эльфеечка уже приняла решение. На фоне всего прочего, что эльфеечка за сегодня успела принять, это решение почти не вредило здоровью — по крайней мере, здоровью самой эльфеечки — но праздник на то и праздник, чтобы принимать то, чего обычно не принимаешь.

И вскоре весёлый звон бубенцов раскатился по ночному эльфеечному лесу. Сани резво помчались вперёд — постепенно отрываясь от земли и устремляясь к небу. Эльфеечка сидела на мешке с подарками, радостно смеясь — а ведь не врал бородач! — и трезвоня бубенцами на упряжи что есть мочи. А немногочисленные свидетели сего тождественского чуда удивлённым взором провожали летучую повозку — и её хо-хо-хочущего под хлёсткими поводьями красного бородатого скакуна.

© Шутёнок aka Ким Риона

Оригинал рассказа «Эльфеечка и Тождество» в журнале shootenok
Копия рассказа «Эльфеечка и Тождество» в разделе Кима Рионы на Самиздате

?

Log in

No account? Create an account